Под знаком молота книга

Молот ведьм — Википедия

под знаком молота книга

зачем бы я пришла к вам? – Сделай знак молота, если ты живая, и подними это, – потребовал Фрейвид и бросил к ногам Хёрдис серебряное кольцо. Крест-молот – разновидность греческого креста. Один из главных Похожие главы из других книг В Древнем Египте – знак плодородия и жизни. Цепляться за Алекс я остерегался. Вдруг еще в знак протеста отрежет мне голову, или, обернувшись гепардом, укусит, или предпочтет еще что-нибудь .

Население было готово не есть, не спать и не пить… лишь бы вождь мог вести страну вперед - к грандиозному светлому будущему. Советский электорат искренне верил, что когда-нибудь и на Марсе будут яблони цвести. Впрочем, и очень далекому от истории человеку достаточно хотя бы одного-единственного взгляда на Кремль… чтобы понять масштабы общения коммунистов с потусторонними силами. Вспомним хотя бы звезды на кремлевских башнях, считающиеся в магии символом Бафомета.

Да и захоронения у кремлевских стен… Тамошние покойники через одного - кровопийцы, останки же, как известно, наделены особой сакральной энергетикой. Этот лозунг ничего кроме заклинания не напоминает - вполне очевидный факт. Над головами всей этой публики, жаждущей поскорее перекусить. И что вы думаете? Никто из них даже глазом не моргнул.

Ни постоянные, ни случайные посетители. Обычные смертные, как правило, не примечают все эти волшебные дела. В общем-то, так для них и к лучшему.

под знаком молота книга

Особенно что касается обитателей Бостона. Умей они видеть чуточку больше, тратили бы в основном свое драгоценное время, убегая от великанов, троллей, огров-людоедов и эйнхериев с боевыми топорами за поясом и стаканчиками кофе латте в руках. Сэм приземлилась рядом со.

под знаком молота книга

Одета она была в школьную форму. Синяя рубашка с длинными рукавами и логотипом Академии Кинг, слаксы цвета хаки и белые кроссовки. Волосы спрятаны под зеленым хиджабом.

Все, так сказать, честь по чести. Разве что боевой топор, который висел у нее на поясе, вряд ли вписывался в школьный дресс-код. Я был очень рад увидеться с ней, но вид ее мне не понравился.

Под глазами темные тени, и она вроде даже немного пошатывалась. Я в знак капитуляции поднял вверх руки. А кроме того, если ты еще не забыл, у меня небольшая работа по совместительству в плане транспортировки душ погибших героев и выполнения сверхсекретных заданий для Одина.

Но у меня даже мысли не возникло, что она уже этому учится. Сэм тут же зарделась. Дело в том, что она единственная из всех моих знакомых подростков, которая, можно сказать, уже помолвлена. И меня от души развлекает, как она мило смущается, стоит лишь завести кому-нибудь речь об Амире Фадлане. Нам надо встретиться с осведомителем. У нее в кармане зазвонил телефон. Вынув его, она глянула на экран и поморщилась.

И, взвившись в воздух, она стремительно вылетела из кафе наружу. Дождавшись, когда моя очередь наконец подошла, я приобрел две булочки и два кофе и вместе с ними уселся за один из свободных столов снаружи. Весну этот год принес в Бостон рано.

Гарри Гаррисон, Том Шиппи «Молот и Крест»

К бордюрам на мостовых еще, правда, липли, словно налет на зубах, комья грязного снега, однако ветви вишневых деревьев уже набухали белыми и красными бутонами, а в сияющих витринах бутиков пышно распустилась одежда свежих весенне-летних коллекций — цветочные принты на фоне пастельных тонов.

Туристы шли мимо меня, нежась под теплыми солнечными лучами. Именно тут я с особенной остротой осознал: Прошлым мартом мне даже и в мыслях бы не представилось, что я могу вот так, как сейчас, с полным правом сидеть в кафе за столиком. Я питался тогда в основном из помоек, спал под мостом в Общественном Парке и слонялся с двумя своими приятелями Хэртом и Блитцем, стараясь держаться подальше от копов и тратя все силы на то, чтобы выжить.

Затем, два месяца назад, я умер в сражении с огненным великаном. Теперь я одет в нормальные чистые вещи. Каждый день принимаю душ. Засыпаю и просыпаюсь в удобной постели. Ем еду, за которую плачу. И спокойно сижу в кафе за столиком, не опасаясь, что меня попросят выйти, а то и попросту вытолкают взашей на улицу. За последние два месяца мне довелось привыкнуть к множеству самых престранных вещей и явлений.

Я попутешествовал по Девяти Мирам. Встречался с древнескандинавскими богами, эльфами, гномами и кучей разнообразных монстров, чьи имена не в состоянии даже выговорить. Мне достался волшебный меч. Вот он висит у меня на шее в виде кулона. Попробуйте догадайтесь, что эта плашечка, на которой начертана руна, может в любой момент превратиться в грозное боевое оружие. Впрочем, поговорив недавно со своей кузиной Аннабет, я убедился: Ей вот, в Нью-Йорке, весьма осложняют жизнь древнегреческие.

Их там, как вирусов гриппа при эпидемии. Что же, я все это понял, принял, и куда большим чудом мне теперь кажется, что я снова здесь, в Бостоне, сижу себе, как обычный смертный подросток, в кафе, наслаждаясь чудесным весенним днем и пытаясь понять, кто в толпе пешеходов может быть информатором Сэм.

Предположим, что так и. Колорит описанного мира — на Мрачная, дикая северо-средневековая атмосфера, жестокие люди, дикие нравы и обычаи описаны с пугающей откровенностью. Скорее стиль описания — жёсткий реализм Характеры героев. Главный герой — на 10, остальные — на Понятны мотивация главного героя, его желания и стремления.

По ходу развития трилогии Шеф меняется, становится осмотрительней. Важно, что решения, которые принимает главный герой понятны читателю. Сказанное относится и к общей реализации романа. Сюжет и канва произведения на Главная идея романа — торжество науки и техники над слепым поклонением божеству. Реализована она вполне последовательно, но на мой взгляд слишком часто Гаррисон обращается к описанию развития техники в ущерб драйву, приключенческой части произведения.

Как следствие, стиль произведения получился несколько тяжеловат. Не хочу ставить оценку, поскольку трилогия — не фэнтези и не фантастика, но конструирование альтернативной истории. И тем не менее поведение скандинавских богов тоже вышло у Мастера максимально реалистично. Показана их жестокая природа, их бесчеловечные цели. Кстати, плюсом роману можно зачесть и то, что в нём реализована идея, по которой боги тем сильнее, чем большее количество в людей в них верят.

Главные враги — западные христиане описаны умными и хитрыми соперниками. Читая о нравах и порядках средневековой католической церкви, невольно хочется перекреститься: Сравнивая этот цикл с более ранними произведениями Гаррисона в жанре космической фантастики, можно сказать, что цикл проигрывает им полным отсутствием юмора и характерного Гаррисону сарказма: С другой стороны, Билл и Стальная Крыса — более-менее — развлекательные произведения, а этот цикл воплотил в себе мировоззренческую концепцию Гарри Гаррисона.

По общему качеству произведения я бы сравнил его с циклом М. Гаррисон, который имеет скандинавские корни, меня, признаться весьма удивил. В этом труде он выступил как патриот утраченной славы варягов. Выдержана также любовная линия, монолитные враги и политология той эпохи. Персонажи дальнего и ближнего плана изваяны достаточно выпукло.

Любителям батальных сцен преподносятся аппетитные сводки боев, причем с полной стратегической выкладкой и авторским анализом.

Достаточно интересно, хотя и немного замыславато, наблюдать за событиями на пантеоне богов Асгарда. И все же, ложка дегтя в произведении присутсвует.

Скозь весь текст проходит красной нитью мысль о явном превосходстве духовного учения Пути над Церковными догматами христианства. Кульминационным в этом отношении является момент, когда принц Вассекса Альфред просит Шефа прислать миссионеров Пути! Однако в финале произведения устами все того же Альфреда утверждается, что, дескать, христианству тоже не мешало бы иметь местечко под солнцем и каждый человек сам должен определять какую исповедовать религию.

Но как это неубедительно и, если можно сказать, асбурдно вяжется с общей канвой сюжета. Кажется, что после генеральной редакции, когда Гаррисон представил свое детище издателю, то стал заложником условия выхода романа в свет: Но это не более чем предположение читателя. Роман превосходен и рекомендуется для погружения любителей альтернативной истории, и всех ценителей качественной Литературы. Сложно описать впечатления от книги.

Book: Молот ведьм

Нету смысла спорить с тем что это просто превосходный исторический роман с примесью фэнтези, автор вроде описывает наш мир, но с примесью мистики, религии науки и прочих элементов. При этом книги не только приключенческие, но и эпические одновременно. Немаловажен и образ викингов прекрасно описанный в первой книге цикла. Вообще я считаю что первая книга сильнейшая из трех и по своей сути уже самодостаточна, но вторая и третья книга ее дополняют и логически завершают.

В книге на первом месте витает дух прогресорства, развития.

под знаком молота книга

Но с другой стороны лично для меня книги не идеальны. Во-первых — во всей трилогии практически нету героя, за которого переживаешь, сопереживаешь. Если бы так было все время, то еще можно терпеть, но почему-то все герои меняют свой облик, наверное за исключением одного Альфреда.

Та же Годива в первой книге, потом в начале и в конце третей книги как бы совершенно разные люди. Тот же Бранд, Ханд, Торвин, Бруно и даже Эркенберт — такое ощущение что они все меняются то в хорошую сторону, то в плохую через всю книгу. Например Халиф Кордовы в третей книге сперва был показан очень проницательным человеком, но уже во время похода на Север он уже совершенно другой — какой-то фанатичный, недальнозоркий правитель без всех тех его черт, которые нам автор показывал еще страниц назад, и никаких объяснений таких перемен не находишь.

И так со всеми персонажами. Не обошла эта участь и главного героя — хотя, тут уже как-то все подвластно его удаче, но все же все эти изменения ой как портят впечатление от книги. Читая каждую книгу все ждешь, когда тебе приоткроется причина всех этих интриг среди богов, хочешь увидеть что-то очень серьезное, что бы оправдало все предыдущие события, но увы, ждал я до последней страницы и так и не дождался.

В общем отличный цикл, но не без недостатков. Очень хороший интересный цикл. Прежде всего он интересен как хороший представитель жанра альтернативной истории. Автор рассматривает другое направление развитие Европы в средние века. И хотя акцент делается на историю Северной части континента, но мимоходом описываются события и в центральной части, а последний том — южной части.

под знаком молота книга

Стоит отметить хорошую согласованность и непротиворечивость альтернативных исторических событий и, особенно, правильную географию. Нет неизвестных островов, неизвестных гор или озер — география книги соответствует реальным условиям.

Это же хочется сказать и про описание общественной жизни, традиций, верований, обычаев, одежды людей того времени, особенно викингов. На страницах книги разворачивается столкновение религий. Основной акцент сделан на борьбе язычества с христианством. Однако описываются и другие, даже довольно неизвестные, направления верований, религий.

Чтобы его узнать надо прочитать книгу: Также этот цикл очень сильно насыщен мифологией скандинавских стран. Один, Тор, Локки и другие боги северного пантиона на страницах книги педстают не менее живыми, а некоторых случаях даже больше похожими на людей, чем человеческие герои. Цикл даже можно рассматривать в качестве урока по ликбезу мифологии Скандинавии. Все достоинтсва произведений невозможно описать в одном отзыве, как невозможно передать свои восторженные чувства после чтения.

Я его считаю его одним из лучших циклов в мировой фантастике. Мой первый опыт с жанром альтернативной истории.

  • Константин Образцов «Молот ведьм»
  • Молот ведьм
  • Book: Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями)

И не проходит ощущение, что меня обманули. Мир не просто не такой, каким кажется, он не таков, каким должен. Но Церковь и вера — не одно и то же; можно ненавидеть церковь, и под страхом смерти отказываться отречься от веры. Да и на осознание порочности Церкви, в лоне которой, в страхе и любви к которой воспитывалось не одно поколение предков, требуются десятилетия и много-много закрытой информации. От этой неправильности, поверхностности, упрощённости кружится голова.

Благо для этого произведения она не особо. Событий так много, действие настолько динамично, что не успеваешь ни перевести дух, ни элементарно задуматься. Почти раб, превосходящий своими талантами и прозорливостью всех и вся; любовь и страсть, охватывающие ГГ исключительно тогда, когда это удобно по сюжету; добряки, проникающиеся заботой о незнакомцах, хотя по всем писанным и неписанным законам своего времени должны были прибить не месте; неограниченный запас камней на ладье, и без того несущей катапульту; логика всех военных действий: В этом детском мире разве что похищенных девиц не запирают в башнях, а насилуют.

Но так безэмоционально походя, что не возникает ни жалости к девицам, ни ненависти к насильникам. Словом, всё это выглядит попыткой детского писателя написать книгу для взрослых.

Но сколько не было предпринято попыток описать жестокость этого мира, все они остаются невнятными. В книге не обнаружилось ни интересных битв, ни достойных историй любви, ни сносной атмосферы, ни, элементарно, героя, которому хотелось бы сопереживать.

Крест-молот

Том за томом — один и тот же алгоритм развития сюжета, по пунктам: ГГ получает новое знание, строит новую машину, отправляется в новую локацию, разносит к едрене-фене половину врагов, а вторая половина выстраивается в очередь что бы принять его религию, засвидетельствовать, что он самый умный, и расширить его владения. И снова пункт первый, по кругу. Мне достались подержанные книги от не очень заботливого хозяина.